Следующая новость
Предыдущая новость

Что делать медицинским работникам без денег

Что делать медицинским работникам без денег

16 июня в России отмечается День медицинского работника. К этому дню в нескольких городах Поволжья уже созданы свои отделения независимого профсоюза медиков. Инициатор такой организации в Самарской области, травматолог-ортопед городской клинической больницы №5 Тольятти Алексей Карчинский рассказывает «Idel.Реалии» о трудностях в отстаивании прав медработников и проблемах регионального здравоохранения.

— Что заставило вас создать в Тольятти независимый профсоюз медработников?

— После того, как в марте 2019 года я выложил на своей странице ВКонтакте расчетный квиток своей зарплаты со ставкой в тринадцать тысяч рублей и привлек внимание к этой проблеме в нашей Тольяттинской городской клинической больнице №5, я получил поддержку своих коллег. Но никаких особых позитивных изменений это нам не принесло.

Региональный Минздрав пояснил тогда в своем официальном твиттере:

«Снижение уровня заработной платы в феврале 2019 года связано с невыполнением отделением плана госпитализации (56%), а, соответственно, отсутствием стимулирующих выплат за показатели эффективности деятельности работников». Меня быстренько пригласил к себе министр здравоохранения Самарской области Михаил Ратманов. Пообещал поднять зарплату в два раза. Но не выполнил обещания.

Что делать медицинским работникам без денег

Профсоюзы медработников, которые имеются у нас в больнице, в Самарском регионе, остались в стороне. Они не предложили никакой своей помощи. Со стороны внутреннего больничного профсоюза и регионального не было ни одной попытки связаться, попробовать разобраться с ситуацией, помочь отстоять наши права на достойную заработную плату. Я с коллегами принял решение обратиться за помощью в независимый профсоюз Альянс-Действие. Там нам предложили взаимодействие и конкретный вариант решения возникшей в нашем Медгородке проблемы. Я возглавил региональное отделение Альянса и мы создали первичную профсоюзную организацию в нашей больнице. Будем открывать первички во всех медучреждениях Самарской области. Если, конечно, сам медперсонал захочет объединиться в независимый профсоюз.

— Сколько человек сейчас в вашем профсоюзе?

— На данный момент в нашем профсоюзе состоит 20 человек. В основном врачи, медицинские сёстры, санитарки. Больше людей в профсоюз не вступает по разным причинам. Главная — страх. Люди боятся, что по принадлежности к профсоюзу они могут получить какие то лишения на своей работе. Некоторые не верят в эффективность той деятельности, которую мы начали вести. Наша задача их в этом переубедить. Изучая работу коллег из других профсоюзов, ситуация стала более интересной. Я нашел многие важные документы. Такие, как отраслевой стандарт. Это главный документ, по которому министерством здравоохранения и главным профсоюзом по Самарской области формируется зарплата и условия труда. У нас есть разногласия между коллективным договором нашей больницы и отраслевым стандартом. Это нарушение всплыло благодаря работе нашего профсоюза. Также наше региональное отделение получает профессиональную поддержку грамотных юристов по трудовому праву из Москвы. Наш профсоюз: вариант защиты, по которому начальство уже не может просто так взять и уволить нас с работы. Благодаря профсоюзу я смог получить должностные инструкции для себя и всех своих сотрудников. А это, как известно, более полная защита. Ведь если ты не отступаешь от должностных инструкций, тебя уволить практически невозможно.

— Взаимодействуете ли вы с другими профсоюзами медиков?

— Взаимодействие с профсоюзом нашей больницы у нас не получилось. Мы взаимодействуем с профсоюзом подстанции скорой помощи Автозаводского района Тольятти. Его члены передали нам множество правовой литературы и показали варианты, как они добивались справедливости и работы законов у себя на подстанции. Связывался с профсоюзом Действие по самарскому региону. С ними у нас также был обмен опытом. Но мы с толкнулись в своей больнице с её масштабностью. Надо понимать: чтобы изменить условия коллективного договора, в профсоюзе должно состоять не менее пятидесяти процентов сотрудников. Для нашей больницы это около двух тысяч человек. На данный момент эту цифру очень тяжело набрать.

— Расскажите про основные проблемы медиков Тольятти?

— В медицине Тольятти, если хочешь получать достойную зарплату, необходимо работать в неукомплектованном отделении с повышенной в разы нагрузкой. Расшифровываю: если у меня в травматологическом отделении десять ставок и все они заняты докторами, оно считается укомплектованным. Его врачи априори не будут получать высокую зарплату. Если в отделении имеется девять ставок, а работает три доктора, то руководство больницы будет из усиленно стимулировать. Потому, что работу выполнять в любом случае нужно. Отсюда мы берем прекрасные цифры, которые говорят, что средняя зарплата по нашей больнице 61600 рублей. Она формируется не за счет тех сотрудников, которые работают в укомплектованных отделениях. Ее формируют сотрудники, работающие на контрактах в отделениях с дефицитом кадров. Это для всех: врачей, медсестер и санитарок. Сотрудники, в которых нет дефицита, получают низкую заработную плату.

Вывод один: хочешь зарабатывать — иди туда, где нет работников. Серьезной проблемой является отток специалистов из больницы из-за нагрузок или недостойной оплаты труда. Врачи, особенно в возрасте до 35 лет уезжают из Тольятти. Я лично знаю таких ребят. Они уезжают в федеральные медцентры в Москву, в Питер, в мелкие города, в которых есть крупные медцентры с финансированием из федерального бюджета.

В Тольятти несостоятельна служба амбулаторной помощи населению. В прошлом году там трудилось около 600 специалистов. Ее врачи работают на пределе своих возможностей. Отсюда нагружается работа врачей в стационарах, которые вынуждены работать и на амбулаторном приеме. От этого же возрастает и нагрузка на скорую помощь. В стационарах урезают списки применяемых врачами медикаментов. Зачастую медицинские работники трудятся в нескольких учреждениях, чтобы заработать на жизнь. С одной смены человек идет на другую. Мало кто может без износа работать в таком режиме. Еще проблема в недостаточном финансировании медучреждений из фонда Обязательного медицинского страхования (ОМС)! В условиях ОМС главному врачу приходится либо платить сотрудникам достойную зарплату, либо поддерживать деятельность больницы, закупая новое оборудование и медикаменты. В системе ОМС денег на все нужды не хватает.

— Насколько соответствуют действительности идущие еще со времен губернатора Меркушкина заявления властей о повышении зарплат врачам и среднему медперсоналу?

— Да, такие обещания ведутся с 2016 года. Происходит рост окладов в больнице: минимальной суммы, которую должен получать сотрудник, работая на одну ставку. Но при этом достойная зарплата для медиков состоит из оклада, стимулирующих выплат, интенсивности переработок за ночные дежурства. Повышая окладную часть, начальство снижает нам стимулирующие выплаты. Фактически зарплата особо не меняется. Поэтому заявление о повышении окладов обоснованно, но из-за среза надбавок зарплата у врачей в нашей больнице не растет. Там, где дефицит сотрудников: у руководства не выхода, приходится платить за большой объем работы. Например, если бы я работал анестезиологом-реаниматологом, у меня была бы высокая зарплата. Потому, что это востребованная специальность.

— Знаете ли вы, как медикам в Удмуртии и Пензе удалось повысить зарплаты?

— Да, я слышал про угрозы забастовок от пермских и удмуртских медрботников. Там ситуация более катастрофична от того, что у них более мелкие медучреждения. Следовательно, решить вопрос у них более просто. Самый действенный метод на данный момент: привлечение общественного внимания к данной проблеме. Под влиянием общественности и СМИ руководству больниц приходится идти на уступки и соблюдать требования медиков. У медицинских работников в России очень популярной становится «итальянская забастовка». Я думаю, сейчас каждый месяц в России в разных городах будут такие забастовки медиков. Потому что бесполезно ходить и добиваться у начальства повышения заработной платы. Если зарплату еще могут повысить одному сотруднику, то повышение всему отделению просто невозможно. Самый популярный ответ, который получают медики от руководства медучреждения: «из-за системы ОМС средств нет». Кому жаловаться на систему ОМС: непонятно. Это уже Госдума должна решать, ведь ОМС — федеральная инициатива.

— Ваш прогноз: какой будет самарская медицина через пять лет? Верите ли вы, что здравоохранение в РФ достигнет мирового уровня?

— Надо понимать, что сейчас наша медицина держится на врачах пенсионного возраста. В течение ближайших пяти лет их будет становиться меньше. А притока молодых кадров особого нет. Я знаю многих выпускников местного медуниверситета, которые стараются при распределении всячески открепиться от нашей больницы. Вообще отказываются приезжать в Тольятти. Из порядка 1 тысячи выпускников СамГМУ многие не остаются в медицине. Если ситуацию радикально не менять, медицина будет приходить к агональному состоянию. Качество медицинской помощи будет падать, нагрузка на медиков будет только увеличиваться. Нужно увеличение финансирования: об этом говорят все. Рядовые сотрудники получают минимум средств с оказываемых больницей платных услуг. У меня была встреча с главным врачом. Мы дали ему предложения по улучшения ситуации в нашей больнице. Мы получили ответ: у нас хорошие предложения. Но средств у больницы нет. А значит: мы никак не можем поднять зарплату сотрудникам. И говорить на эту тему с начальством нет никакого смысла…

Оригинал статьи опубликован портале «Idel.Реалии»

Что делать медицинским работникам без денег

Источник

Последние новости