Следующая новость
Предыдущая новость

Произведения искусства Натальи Гусевой

30.08.2019 14:57
Произведения искусства Натальи Гусевой

Успешная музейная карьера не сразу отпустила профессионального художника Наталью Гусеву в нунофелтинг. Да и она сама не сразу поняла, что это и есть тот самый творческий порыв, который возносит современное рукоделие до высот тонкого и изящного искусства.

В одном флаконе

Мы встретились с ней, чтобы своими глазами увидеть, как возникает уютное шерстяное чудо, которое позволяет сбыться двум женским мечтам одновременно: получить шанс примерить на себя уникальный, неповторимый образ и оказаться в зоне невероятного и долгоиграющего комфорта. Лично я, впервые столкнувшись с подлинниками от Натальи Гусевой, робела и боялась навредить этой валяной красоте одним своим прикосновением. Уж слишком красивые вещи создает Наталья. Но скоро оказалось, что сваляли их на века. И с любовью. А еще с огромной насмотренностью профессионала, художника и искусствоведа: это вам не просто валенки да варежки, это стиль, шик, элегантность и видение модели профессиональным живописцем. Это неповторимые актуальные жакеты и шарфы, это талантливо исполненные палантины и браслеты, броши и другие приятные мелочи, которые так украшают женщину, соответствуют ее настроению или стилю. Авторская мода и искусство в одном флаконе.

Альбом

– Наталья, а вы помните свои первые эстетические впечатления из детства?

– Помню частые визиты в Ульяновский художественный музей, где у меня были свои любимчики – картины, которые особо волновали мое детское воображение. А однажды мама принесла для меня громадный альбом с репродукциями картин из Третьяковской галереи. Она у кого-то из знакомых попросила его всего на три дня. И знакомство с его содержанием оказалось для меня невероятным приключением. Я была просто потрясена тем, как рука художника может изобразить все настолько живым и волнующим… Это стало для меня сродни волшебству.

– Ваше личное озарение от репродукций картин в тот момент еще не довело вас до детской мечты стать художником…

– Нет. Они же были волшебниками, людьми, способными творить чудеса… Тогда мне даже в голову не могло прийти, что когда-нибудь, спустя годы, я сама стану профессиональным художником.

– А кто-нибудь в вашем роду был как-то связан с искусством?

– Нет. Но моя бабушка Евдокия была очень большой мастерицей. Мне кажется, она умела все: вышивала картины, вязала кружево, ткала ковры… Весь дом был украшен рукотворными вещами.

– Понимали, смотрели или к ней как-то пристраивались, чтобы самой научиться ткать-вышивать?

– Ну, тогда я была еще очень маленькой. Да и жили мы в другом городе. Но когда меня к ней привозили погостить, я ходила за ней хвостиком. Когда бабушка была за работой, чтобы я не скучала, она давала мне разные задания. Например, помню, как она работала над ковром с цветочным орнаментом, а меня просила подбирать для рисунка клубочки. Как бы позволяла мне решать, каким будет следующий цветочек или листочек. Я выбирала из закромов все оттенки нужного цвета и прикладывала их к ковру, чтобы определить, какой из них лучше вольется в общую композицию, «подружится» с другими цветами. Для меня это было очень увлекательной игрой.

Произведения искусства Натальи Гусевой

С весной

– Вы были гуманитарным ребенком?

– Родители много читали, и эта привычка перетекла мне по наследству. Помню, как мама с помощью поэзии пыталась мне привить любовь к осени, которую я очень не любила. Читала мне очень красивые стихи…

– Я вот тоже осенний человек, и маму вашу вполне понимаю.

– А я нет. Как только наступает осень, я пытаюсь развить вокруг себя бурную деятельность, чтобы хоть как-то заслонить то, что за окном. Весной я просто оживаю. Какое бы положение вещей весной ни было, мне кажется, все отлично, все будет просто замечательно.

– Учитель рисования в школе, наверное, вас обожал, а за весенние и осенние пейзажи у вас были одинаковые круглые пятерки…

– Мне кажется, по рисованию всегда у всех пятерки. Я просто немного рисовала, ходила в школьный кружок, вела стенгазету. А после окончания школы собралась поступать на исторический факультет. И тогда одна из педагогов отвела меня в уголок и сказала: «Наташа, тебе не нужна история, тебе нужно рисовать…»

– А почему вы думали, что она вам нужна?

– Это пришлось на самое начало 90-х. Было непонятно, куда катится мир. Очень нестабильное время. А художник – это профессия не из разряда конкретных, которые тебя обеспечат. Мне казалось, что если я хорошо изучу историю, то лучше буду понимать свое время, почему вокруг такой хаос, и смогу разобраться, как все это можно исправить. Я всегда была немного идеалисткой.

– У вас две дочки-погодки. Кто-нибудь пошел по вашим стопам?

– Нет. Но их очень манят книги. С литературой у нас вообще много разных историй. Когда они были совсем маленькими, выяснилось, что я не очень хороший рассказчик сказок на ночь. И я решила этот вопрос по-своему, как смогла. Укладывая их спать, я читала им стихи. В начале все подряд, из тех, которые помнила. А потом «по заявкам засыпающих». Например, одна дочка просила: «Мама, расскажи про бабушку!» Помните:

«Продолговатый и твердый овал,

Черного платья раструбы…

Юная бабушка! Кто целовал

Ваши надменные губы?»

Это стихотворение Марина Цветаева посвятила своей бабушке.

Вторая малышка просит про жирафа. «Про жирафа» – это очень красивое стихотворение Николая Гумилева:

«Сегодня, я вижу, особенно грустен твой взгляд

И руки особенно тонки,

колени обняв.

Послушай: далеко, далеко,

на озере Чад

Изысканный бродит жираф».

Произведения искусства Натальи Гусевой

Высший пилотаж

– Чудесные колыбельные. Девочкам повезло. Наталья, а какой из жанров изобразительного искусства вам наиболее близок?

– Люблю все жанры, но что меня особенно вдохновляет, так это портретная живопись. Мне кажется, что это самая сложная и вместе с тем самая прекрасная работа – вглядываясь в человека, изучая его, открывать для себя богатство его духовного мира. А затем, через портрет, рассказать о человеке такую историю, чтобы он стал интересен всем. Чтобы люди хотели узнать о нем больше. Кто он? Откуда? Чем живет и о чем думает?

– Вы писали картины, были заведующей выставочными залами в художественном музее. У вас была интересная стабильная работа. Как же так получилось, что вы решились все оставить и кардинально поменять свою жизнь, заняться фелтингом?

– Сама от себя этого не ожидала. Однажды случайно натолкнулась в Internet-пространстве на работы эстонского мастера, созданные в технике нунофелтинг, и испытала просто эстетическое потрясение. До тех пор только изобразительное искусство было способно вызвать во мне такую бурю эмоций, когда внутри все переворачивается от восторга. Но за эмоциями последовали и вопросы. Что это? Из чего это? Как это возможно сделать? Как вы понимаете, у меня просто не было выбора. Я должна была отправиться в это путешествие.

– Так все-таки это искусство или мода?

– Мне кажется, что каждый, кто соприкоснется с моим творчеством, решит для себя сам. Могу только добавить, что эта техника позволяет играть с цветом, как в живописи, с формой, как в скульптуре, создавать сумасшедшие, неповторимые фактуры, которые не встретишь больше нигде. Это чистое творчество! И всю эту красоту еще можно надеть на себя. Как говорят: от кутюр – до 70% ручной работы. А здесь все сто.

– Наталья, а где можно увидеть ваши работы?

– Во всех соцсетях у меня есть группа, которую я назвала «Фактурные вещи». Туда и заглядывают любители чего-нибудь необычного. А мне нравится, что я могу делать женщину с помощью этих «фактурностей» немного счастливее.

Справка

Техника нунофелтинг, или нуновойлок, – набирающий популярность современный вид искусства. Это процесс, в ходе которого волокна непряденой шерсти элитных сортов соединяются с натуральными тканями высокого качества: шелком, хлопком, льном, шерстью. В технике нунофелтинг создаются одежда, аксессуары, предметы интерьера.

Марта Тонова, «Площадь СВОБОДЫ», kiya-ha@13mail.ru
Оригинал статьи опубликован в газете «Площадь СВОБОДЫ»

Произведения искусства Натальи Гусевой

Источник

Последние новости